эд якушин (edv_y) wrote,
эд якушин
edv_y

Categories:

Последний замок

"В поисках чистой воды". Главы из книги Ю.С.Шевчука ("Зеленый Крест")
Замечательный очень романтический текст. Историки вряд ли согласятся со следствиями и причинами, но для художника или поэта это очень понятно и убедительно. Читайте, не пожалеете. Косвенно этот рассказ еще более убеждает, что Петербургу необходим археологический парк, музей Ниеншанца, Ландскроны,...
Прочитал в журнале у своего нового друга по ЖЖ: http://ovsyanko-pavel.livejournal.com/15439.html За что очень ему благодарен


*Последний замок*



Основание.
Более семи веков возвышаются над холодными водами Балтики красно-гранитные башни, упираясь в хмурую серость неба. В 1293 году эти неприступные стены сложили шведские «войны Христа». Древний Виипури. Современный Выборг, где до сей поры сохранился сооруженный рыцарями последний средневековый замок на территории России. Отбивая атаки русских войск. Выборг выстоял непокоренным четыреста лет и, даже капитулировав перед отрядами Петра Великого, остался непобежденным.
Дух европейского Выборга оказался несломленным и в веке двадцатом. Город сопротивлялся генетической памятью земли, архитектурой зданий, более того. Подчинял своей субкультуре, растворял в ней национальную культуру пришельцев.
Семивековая история Выборга – это история штурмов, защиты и возрождения из пепла неистребимого Феникса – города-крепости крестоносцев.

Конец XIII века, культура католического средневековья, достигнув высшей точки, начинает вначале медленное, а затем – катастрофически быстрое движение к распаду. Но пока все вокруг прочно. Третий шведский и последний европейский крестовый поход окончился победой над язычниками и пришедшим к ним на подмогу руссами византийской веры. Правда, крестоносцы в Палестине потеряли Тир, Сидон, Бейрут, Сен-Жан-Д’Акр – но рыцарские ордена укрепились на Родосе и Кипре. С монгольской угрозой после битвы при Айн-Джалуте, где мамелюки разбили кочевников, было покончено. На других фронтах монголы тоже терпят поражения за поражением. В 1281 году уже второй их гигантский флот, направленный на завоевание Японии, потоплен «священными ветрами» - камикадзе. А эмир Осман, основавший в 1290 году империю своего имени, долго еще не будет представлять угрозы европейцам.
Готика XIII века запечатлела изменение отношения людей к Апокалипсису. Теперь он не воспринимается как описание страшной катастрофы. На стенах соборов в Реймсе и Бурже воскресшие люди восстают из могил полными сил. Счастливыми и безмятежными. Радость и освобождение несет Страшный Суд для доверившихся церкви.
Некоторое время – не более полувека – католический мир от Палермо до Выборга, от Кипра до Ирландии живет как единый организм, признавая идеологическое главенство Церкви практически безусловно. Альбигойцы разбиты и уничтожены, восточные христиане побеждены, угроза раскола миновала. Благодаря подвижничеству двух молодых людей – святого Доминика и святого Франциска, Церковь заговорила на народном языке и в богословских спорах разбила последних сторонников манихейства. Дальновидный Папа Иннокентий III, увидев во сне, как Франциск из Ассизи поддерживает своим плечом рушащуюся Церковь, доверил проповедь Евангелия этому казавшемуся многим подозрительным человеку, не являющемся ни ученым-теологом, ни священником и не стремящемуся им стать. Он проповедовал птицам и называл все сущее благим, поскольку оно тоже есть создание Господа. И когда он умер, изможденный постом и оплаканный своей нищенствующей братией, Церковь против воли вынуждена была признать его святым, включив «радикалов-францисканцев» в число монашеских орденов.
Доминика в народе чествовали менее громко. Его орден нищенствующих проповедников принялся за искоренение ересей, прежде всего ереси катаров. Сам великий Фома Аквинский был доминиканцем.
Когда в 60-70-е годы XIII века европейским интеллектуалам стали доступны книги Аристотеля «Физика» и «Метафизика» с комментариями арабских ученых, католический мир пережил крупное потрясение, завершившееся его последней глобальной идеологической победой. Аристотелевская картина мира не совмещалась с христианской доктриной. Она утверждала, что мир вечен, и отрицала факт творения; она отказывала человеку в какой-либо свободе, Воплощение и Искупление. Она отрицала все недоказуемое. Она отрицала все. Фома Аквинский сумел примирить церковное учение и разум, выделив христианство из сферы опыта и логики, замкнув его в область иррационального, признав относительность христианской мысли.
А через несколько лет обнаружилась относительность христианской истории и христианской географии.
Вместо разбитых крестоносцев на Восток двинулись купцы и миссионеры. За спиной Ислама они обнаружили великие царства и многочисленные народы, которых принялись обращать в свою веру. В год основания Выборга открылись новые христианские миссии в Китае. В тот же год Марко Поло покинул ставку хана Хубилая и отправился в обратный путь – в Венецию. Впоследствии он напишет книгу «О чудесах мира», которой зачитывались европейцы на протяжении полувека. Из нее они узнают, как моют золото в реках, сражаются на боевых слонах и собирают перец на плантациях.
Благодаря Марко Поло христианский мир осознал, что он занимает лишь малую часть Земли. Оказывается, существуют бесчисленные народы, живущие в дальних краях без веры в Истинного Бога, но в благополучии, терпимости и мире, живущие в счастии.
Сознание относительности идеологии. Истории и порядка вещей стало началом конца католического средневековья.
Но пока что католицизм и Папа сильны как никогда. Церковь стала политической организацией, а Папа, коронованный тремя коронами, возложенными на его тиару, - ее безраздельной главой. По всему католическому миру действовали церковные трибуналы, собирались налоги через единую сеть приходов; каждый христианин обязан был проходить ежегодную исповедь; наконец. Ордена францисканцев и доминиканцев выслеживали малейшие отклонения и устанавливали с помощью проповеди единый образ поведения верующих.
Маршал Швеции Торгильс Кнутссон, последний крестоносец Европы, романтик и глубоко верующий человек, основатель Выборга и Выборгского замка, по-видимому, уже чувствовал надлом средневековья. Но ему удалось сделать невозможное – остановить время. Средние века продолжались в Выборге до 1710 года.
…На возвышенном скальном плато острова построили толстенную квадратную башню из серого гранита и окружили её оборонительной стеной. Гарнизон размещался в башне, где на каждом этаже находились жилые помещения. Крыша была ровной, окруженной парапетом. Башню назвали именем святого Олофа, короля Швеции.
В следующем, 1294 году в Англии скончался известный монах-чернокнижник Роджер Бэкон, а к Выборгу подступило новгородское войско.
Если бы Выборг был взят на исходе своей первой зимы, остался бы он лишь гнездовьем для ворон и галок, разделил бы участь Копорской крепости, отбитой у тевтонов светлейшим князем Александром Невским. Но рыцари победили. И более четырех веков на скалах красного гранита сияла слава искателей Святого Грааля, защитников Прекрасной Дамы, победителей язычников. Город был неприступен, пока в нем жила тайна силы индивидуализированного западного человека, неизменно одерживающего победы над войсками восточных монархий.
В новом веке весь мир, которому служил Кнутссон, начал рушиться – кроваво и катастрофично.
11 июля 1302 года в битве при Куртре впервые в истории пешее ополчение фламандских городов наголову разбило конное рыцарское войско. Снятые с убитых рыцарей шпоры были свалены на городской площади Куртре; это сражение получило название «битва золотых шпор».
В 1303 году Папа Бонифаций VIII отлучил французского короля Филиппа IV Красивого от Церкви и освободил его подданных от присяги королю. Но папской булле никто не подчинился. Напротив, Филипп послал в Рим небольшой военный отряд, от которого Папа бежал в городок Ананьи, где 7 сентября 1303 года был с помощью горожан схвачен и бит по лицу латной перчаткой.
В 1305 году на папский трон взошел француз Бертран де Го, принявший имя Климента V. Этот Папа был во всем послушан Филиппу.
В 1306 году Торгильса Кнутссона, уже два года как заточенного в тюрьму при шведском королевском дворе, казнили. В 1307 году Филипп тайно арестовал всех рыцарей-тамплиеров на территории королевства.
18 марта 1314 года Великого магистра тамплиеров де Моле и приора Нормандии сожгли на медленном огне.
В начале сентября 1347 года в порту Мессина на Сицилии причалили генуэзцы на двенадцати галерах, прибывшие из Крыма. Они принесли с собой страшную болезнь. Все, кто разговаривал с кем-либо из них, оказывались пораженными смертельным недугом, после чего оставалось лишь ждать мучительной смерти.
Эпидемия чумы на протяжении шестидесяти лет, то ослабевая, то возвращаясь вновь, унесла треть населения Европы. В городах потери были наибольшими – среди скученности населения, гниющих отбросов, тысяч крыс болезнь легко распространялась.
Интеллектуальная элита Европы вымерла. Некому стало делать книжные миниатюры в Англии, строить собор в Сиене, расписывать фресками стены церквей в Авиньоне. В Италии, первой принявшей на себя удар чумы, погибла городская верхушка с изысканными манерами, исполненная благородного христианского духа. Новая знать, неотесанные выскочки, хотели иного искусства. Им не по силам было строить единое здание высокой культуры, спокойно продвигающееся к совершенной радости, полностью принимая условия человеческого существования, соблюдая дисциплину плоти и духа. В искусстве после чумы появились мрачный интерес к смерти и одновременно тяга к развлекательности.
В 1350 году в Европе впервые было применено огнестрельное оружие… Началась новая эпоха. Но, затерянный в медвежьем углу Балтики форпост Европы, Выборг еще долго будет оставаться неизменным.

Замок держит оборону

XV век. Выборг – город на трех холмах, окруженный мощными стенами с оборонительными башнями; из конца в конец можно пройти за пятнадцать минут неспешного хода. Благодаря его особому географическому положению кажется, будто небо над городом ниже, чем где-либо, а линия горизонта ближе, совсем рядом. Выборг как бы лежит в центре мира – огромной чаши с закругленными, вздымающимися сводами краями.
Городская коммуна самостоятельно решала многие вопросы, не обращаясь за помощью в замок. Этому способствовало пограничное положение Выборга. На фронтире всегда больше свободы.
Совет коммуны был местом, где горожане приучались цивилизованно спорить и решать проблемы сообща, не ущемляя интересов меньшинства. Выборгская коммуна, зажатая стенами и рвами на крошечном полуострове. Смогла, как и коммуны других средневековых городов, вырастить и воспитать нового европейского человека – любознательного, ответственного перед обществом, привыкшего самостоятельно решать свои проблемы, свободного от раболепства перед синьором. Коммуна помогала честным и трудолюбивым, безжалостно избавляясь от лентяев и воров. Две тысячи горожан, тесно знакомых друг с другом. Стали принимать важные решения без оглядки на Бога, шведского короля и самого наместника, занятого охотой, балами и возведение новых фортификационных сооружений.
Свободомыслию выборгской коммуны грозили две опасности – внутренняя и внешняя. В конце XV века начался новый виток борьбы с ересями. В 1483 году в Испании титул великого инквизитора получил Торквемада. В следующем, 1484 году, Папа Иннокентий VIII издал специальную буллу «С величайшим рвением». В ней призывалось искоренить ведовство и объявлялось ересью неверие в дьявольскую силу ведьм и колдунов. Папа также поддержал деятельность странствующих по Германии в поисках ведьм монахов – доминиканцев и инквизиторов Генриха Инститориса и Якова Шпренгера. Через три года они напишут и опубликуют знаменитую книгу «Молот ведьм» - руководство для проведения процессов о ведовстве.
Инквизиция постепенно двигалась на север. В 1481 году в Выборге был воздвигнут каменный собор доминиканского монастыря – «черных братьев», как их называли за цвет ряс.
Но победа Реформации в метрополии и устойчивость средневекового уклада в Выборге сильно задержали движение распада мира на север, распада, которому предшествовало нашествие рожденных в воображении людей чудовищ. Борьбу за чистоту паствы пришлось отложить – вначале надо было победить внешнего врага.
Внешний враг нанес удар в 1495 году. Удар, едва не оказавшийся смертельным. Черным дождливым днем 21 сентября к Выборгу подошли русские войска.
Давайте вспомним. Что происходило тогда в мире. Взята Гранада. Реконкиста закончилась. Торквемада сжигает крещенных евреев-марранов и крещенных мусульман-морисков, подозревающихся в формальном принятии христианства. Америго Веспуччи исследует побережье Южной Америки. Бабур стал властителем Ферганы и готовится к войне с Афганистаном. Васко да Гама подготавливает экспедицию в Индию. Империя ацтеков достигла вершины своего могущества. В этот год в разных городах Европы живут Леонардо да Винчи, Макиавелли, Микеланджело, Боттичелли, Рафаэль, Коперник, Лютер, Лойола…
Наместником Выборга был Кнут Поссе. По слухам, колдун, возможно, будущая жертва доминиканцев. Город и замок защищали 500 немецких наемников и наспех завербованные и совсем необученные крестьяне. Общее число защитников крепости не превышало полутора тысяч человек.
Осаждавшие имели пятнадцатикратный численный перевес и подавляющее превосходство в артиллерии. Очевидное неравенство сил подтолкнуло защитников крепости к отчаянным действиям. Девятьсот храбрецов из гарнизона попытались прорвать окружение и напали на русский лагерь… Назад вернулись единицы.
Защитники, оставшиеся в городе, сумели отбить первый массированный штурм и стали ждать помощи из Швеции. Но осенняя буря разметала по Балтике королевские суда, вморозила их в лед у Аландских островов, выбросила на скалы у Турку. Горстка европейцев в Выборге оказалась оставленной на волю судьбы и Бога.
Московиты предприняли новый штурм. Ядра русский пушек проделали бреши в стене. И через проломы в город хлынули тысячи стрельцов и казаков. Берестяные крыши домов пылали. Атакующие заняли верхние этажи одной из главных башен крепости – Андреевской. И хотя защитники стаскивали лодочными баграми опущенные в город лестницы, исход штурма, казалось, был предрешен. Но вдруг случилось то, что потерявшие надежду на спасение выборжане сочли чудом. Андреевская башня внезапно зашаталась. Внутри её полыхнуло ярко-синее пламя. И громада башни… рассыпалась, погребая под камнями сражающихся людей. Штурм захлебнулся. За ночь горожане успели кое-как восстановить стены, а через пять дней русские сняли осаду и ушли обратно в Московию.
Случай этот, вошедший в историю под названием «выборгского грома», до сих пор загадочен. Существует легенда, по которой Кнут Поссе, сварив в гигантском котле смесь жаб, ртути, извести и щелока, сумел на расстоянии взорвать запасы пороха, хранившиеся в Андреевской башне.
Выборжане по всем военным законам не могли победить – и все-таки победили. Средневековой городской коммуне удалось соединить несовместимые, казалось бы, вещи – общность всех и особенность каждого, насилие и стройный порядок, верховенство закона и ясное понимание своего, индивидуального права. Свободный человек, пусть низкого сословия, оказался сильнее дворянина-ополченца, бросающего в бой впереди себя крепостных холопов.
В 1510 году. Через пятнадцать лет после «выборгского грома» и за семь лет до того, как Мартин Лютер прикрепил к дверям небольшой церкви Виттенбергского замка свои «95 тезисов», немецкий художник Альбрехт Альтдорфер написал странную картину: «Лесной пейзаж с битвой святого Георгия». Почти все е1 пространство занято изображением мрачного, мощного, могучего, по-колдовскому неестественного леса, заслоняющего небо. И лишь внимательно приглядевшись, мы обнаруживаем в самой глубине лесной чащи крохотную фигурку конного воина, поражающего копьем не столько страшное, сколько несуразное чудовище-жабу. Альтдорфер предчувствовал время, когда мир природы, грозно встав из-за спавшей с глаз средневекового человека пелены, сделает смешным и жалким и его подвиги, и его оружие, и саму его жизнь.
Но до этого времени еще было около полутора веков.

Закат.
Тьма повисла над Европой. Слепящая тьма Нового Времени. Ослепительно черное сияние Люцифера. Это был настоящий конец Света, которого никто из живущих не заметил. Просто в течении одного десятилетия – с 1660 по 1670 годы все, чем жил средневековый интеллектуал, распалось в прах или превратилось в свою полную противоположность.
К середине XVII века стал ясен провал миссионерства в Америке и Африке. Оказалось, что многие народы настолько отчуждены от творца, что их можно только истребить или превратить в рабов, но не сделать равными во Христе. Насколько это было далеко от проповеди Франциска Ассизского птицам и зверям! В 1660 году начался массовый вывоз работорговцами-христианами живого товара из Западной Африки в Америку.
В 1661 году два монаха первыми из европейцев посещают Лхасу. Завершилось открытие европейцами всех центров древних цивилизаций. Потомки ариев дошли до земель, их породивших. Круг индоевропейского завоевания Земли оказался завершен.
В том же году в Швеции в Стокгольмском банке был выпущен первый банковский билет, что стало началом ныне действующей денежной системы. А химик Роберт Бойль дал определение химического элемента, заложив основы современных наук о строении вещества.
В 1665 году англичане отвоевывают у голландцев Нью-Йорк. Америка избежала будущего Бурской Республики. Было положено начало великой индустриальной цивилизации Нового Света. А в Лондоне бушует Великая Чума и Исаак Ньютон открывает Закон всемирного тяготения.
В 1666 году, страшном, мистически отмеченном тремя шестерками, средневековому миру нанесен последний удар. В отсветах Великого пожара в Лондоне никто не заметил гибели света в ньютоновых опытах.
Ньютон разработал теорию дисперсии света. Он преломил. Искривил световые лучи стеклянной призмой и разложил их на спектр радуги.
Теологи времени основания Выборга говорили, что Бог есть Свет. Сотворение мира они представляли как свечение, исходящее из единого источника, посылающего свет, который постепенно выводит из небытия Творение, а затем, поочередно отражаясь от последовательных звеньев этой иерархизированной цепи, возвращается из сумрачных окраин космоса к своему источнику – Богу. «Пусть душа ищет света, следуя за светом», - говорил святой Бернар. Ему вторил Абеляр: «Мы приближаемся к Богу равно в той мере, в какой он сам приближается к нам, даруя нам свет и тепло своей любви». Благодаря огню любви, являющему связь с Господом, душа вырывается из тьмы и горит ярким полуденным светом. Поэтому готические соборы заменялись витражами, поэтому на смену сплошному своду главного нефа и непрозрачному куполу пришел световой фонарь.
Лучи света не могут быть кривыми. Пространство собора выравнивается и равномерно наполняется лучами познания и милости Божьей. Движение восхождения к небу воплощается в сноп сходящихся вертикалей, замыкающих собой небесную высь. Центральной архитектурной деталью становится окно.
Христос есть Свет, рожденный от Света, мир есть результат светоносного излучения; все человеческое знание есть не что иное, как излияние этого несотворенного Света, - так говорил основатель Оксфордской школы, епископ Роберт Гроссетест за четыреста лет до Ньютона. Из этих положений проистекал эстетический принцип, утверждавший, что именно свет лежит в основе совершенства телесных форм. Именно на основе строгой ортогональной оптической геометрии возникли вертикали готических соборов.
Теория дисперсии света превратила Свет в заурядное физическое явление, сущность которой можно понять, используя научные методы; она стала символом могущества знания.
В 1666 году мир стал казаться познаваемым. Это был конец четырехсотлетней системы мира, созданной гением Фомы Аквинского. По сути, это был конец настоящего мира и начало превращения его в виртуальную копию.
Тем временем тьма по окраинам цивилизации сгущалась.
В 1669 году последний из Великих Моголов, Аурангзеб, запретил в Индии индуистскую религию и начал преследование индусов-немусульман. Турки-османы захватили Крит и начали продвижение в Европу. Их остановят только через 14 лет, под Веной. А в шведском округе Далекарлии у детей появилась непонятная болезнь, сопровождавшаяся обмороками и спазмами. Во время болезни дети рассказывали о какой-то местности Блакула, куда их ночью приводят ведьмы и где происходит шабаш. Была создана специальная комиссия, подвергшая допросу около трехсот детей. В результате, после применения пытки, 84 взрослых и 15 детей было сожжены, 128 детей еженедельно у церковных дверей подлежали наказанию плетьми, самые маленькие дети в количестве двадцати быди избавлены от еженедельной порки, её заменили троекратной поркой в течение одного лишь дня. Из Далекарлии эпидемия детского ведовства распространилась на Ангерманланд, где было сожжено 75 человек; не избегли её ни Стокгольм, ни Упланд, ни другие местности Швеции.
В 1692 году на другом берегу Атлантики начался знаменитый процесс «Салемских ведьм». А в Выборге обрушилась городская стена, пересекавшая полуостров и соединяющая узловые точки обороны – бастионы Эуряпя (Европа) и Панцерлакс (Страж залива). Бастион Нейпорт рухнул совсем, оставшиеся были без крыш, а через развалины куртин ездили на лошадях. Внешнего врага перестали бояться.
19 августа 1700 года Россия объявила Швеции войну.
8 июня 1710 года, после ожесточенного сопротивления, комендант Выборгского замка полковник Магнус Шернстроле сдался в плен генерал-адмиралу Ф.М. Апраксину. Вместе с ним в плену оказались 11 штаб-офицеров, 120 обер-офицеров, 30 чиновников и 1800 солдат, уцелевших из четырехтысячного гарнизона. Обещание Петра Великого предоставить гарнизону крепости свободу не было выполнено. И все покинувшие её стены, вместе с семьями, были отправлены в Россию.
Отблески свечения Святого Грааля погасли. Тогда казалось, что окончательно.

Возрождение.
Пришедшие русские энергично взялись за строительство и построили куда больше, чем финны и шведы. Но в основном все крепости да заводы. Сами же селились кучно, на косе, вдающейся в залив под названием Смоляной мыс. Там, на площади в десятую часть старого города, разместилась большая половина его новых жителей – русских. Из-за тесноты грязь, разумеется, была ужасающей… Соотношение численности коренных жителей и пришельцев, различие в культурах и национальных характерах русских и выборжан послужило основой жесткого противостояния этносов: независимый протестант неуютно чувствовал себя в соседстве с общинно-православным человеком.
Покинутый большинством своих жителей город сам организовал сопротивление чужой культуре. Его дома и церкви, булыжники мостовых и камни стен, ставни и флюгера, домовые и водосточные трубы, стекла окон и черепица крыш создавали невидимое поле, проникающее в завоевателей, изменяющее их по образу и подобию ушедших, но родных для Выборга жителей. Даже близость Северной столицы не смогла превратить Выборг в типично российский уездный городок гоголевского образца – с вечной лужей на площади, мухами, тяжелою скукою, опускающейся вместе с темнотой.
Оторванный от Европы, взятый в полон Азией, он сохранил основные европейские черты. Архитекторы Выборга – Вильгельм фон Карм, Йохан Йохансон, Якоб Аренберг, Йохан Блюмквист – строили здания с вполне европейским предназначением: соборы и дворцы, народы школы и женские лицеи, гостиницы и даже специальный ресторан для «трезвенников». Постепенно финны и шведы начали возвращаться в Выборг. И к 1888 году русские превратились в национальное меньшинство – их осталось менее 10%.
После «зимней войны» 1939-1940 годов Выборг, как весь Карельский перешеек, оказался, оккупированным частями НКВД, следовавшими за армией. Из 300-тысячного населения перешейка к тому моменту оставалось семьсот человек, в основном этнических русских. Остальные ушли, бросив дома и поля, на север, в центр страны. Финские хутора, по мнению коммунистов, слишком богатые, чтобы принадлежать простым эксплуатируемым крестьянам, были взорваны или сожжены. Только погреба да гранитные фундаменты напоминают сейчас туристу, путешествующему по перешейку, что на месте глухого осинового леса когда-то стояла деревня.
Но древний Выборг оказался слишком велик для того, что бы разделить судьбу финских хуторов. До 1941 года удалось расправиться только с большинством оставшихся жителей, но не с домами и улицами. Правда, напоследок такая попытка была сделана. Уходящие советские войска заминировали город тремя сотнями огромных фугасов, взрывающихся от сигнала по радио. Такое сооружение называлось БЕМИ – по первым слогам фамилий его создателей: Бекуари и Миткевича. Первый из них получил достойную награду за свое изобретение – в 1937 году был расстрелян как «враг народа» сотрудниками НКВД. Но его мины продолжали сеять смерть и разрушение. Взорвался красивый дом телефонной станции, построенный в стиле «модерн», был разрушен взрывом Крепостной мост, еще восемь мин взорвались в разных частях города. Покинутый жителями, охваченный пожаром, полуразрушенный Выборг, сжавшись, ждал последнего, смертельного удара.
Но два финских инженера К. Сяйо и Л. Сарке разгадали секрет действия БЕМИ. Они рассчитали, что радиовзрыватель срабатывает от сигнала на частоте 715 килогерц. На эту частоту настроили мощные радиопередатчики и направили их антенны на Ленинград. В магазине Косконена достали пластинки с записью самой быстрой, звучащей практически без пауз музыки, которую только могли найти. Ею оказалась «Саккиярвен полька». Саккиярви – финское название нынешнего поселка Кондратьево Выбогского района. (Интересно, что, хотя с тех времен поселок и вырос в два раза, написать «Кондратьевскую мазурку» до сих пор никому в голову не пришло.)
«Музыка не оставила ни одной «щели», в которую мог бы проскочить роковой радиосигнал на частоте 715 килогерц. «Саккиярвен полька» звучала трое суток даже без перерывов на смену пластинки. Она надежно глушила кодовые посылки радиостанций. Вызывающих взрывы. Саперам хватило времени для полного разминирования города. Но для этого пластинку прокрутили 1500 раз, - пишет выборгский архитектор Евгений Кепп. – Совершенно очевидно, что если бы взорвались все триста радиофугасов, то от города не осталось бы камня на камне».
После Второй мировой войны древний город вновь перешел в руки русских. Послевоенный Выборг, заселенный свезенный со всех концов России новыми жителями, заключенный в кольцо пятиэтажек и заводов и, как находившийся в погранзоне, практически закрытый от посещения, оказался перед лицом самой страшной за все время существования угрозы. Но дух города победил и на этот раз.
Валентин Фогель, разработчки Генерального плана развития Выборга, был, несомненно, талантливый человек. Он старался изменить Выборг, но и Выборг изменял его. Уроженец сталинской Москвы, Фогель сумел почувствовать сердце средневекового города. Ему смешны и несимпатичны были уродовавшие фасады домов кумачовые лозунги и призывы. Он понимал, насколько мелкими и сиюминутными выглядят все идеологические установки рядом с несколькими столетиями проникнутой высоким мистическим смыслом истории. Конечно, такие настроения тогда не оставались безнаказанными. Валентин Фогель вынужден был уехать за рубеж. Но именно такие, как он, «новые выборжане» сделали так, что город «перемещенных лиц» превратился в город, населенный его патриотами.
Сейчас в Выборге сформировалась своя «национальная» интеллигенция; бурно развивается самобытная культурная среда; возникает локальный субэтнос. Неудивительно, что именно в Выборге был принят первый в России Закон о местном самоуправлении.

P.S. Миллениум.
Не Рим, не Троя, а всего лишь
Холодное сырое утро в провинциальном городе,
Который испуганным котенком свернулся
На краю империи,
И ты завоевателем выходишь из парадной,
Где только что курил,
Глотая надписи на стенах
И выпуская дым в разбитое окно.
Ах, в том, что некуда идти,
Простое доказательство победы.
Так римские легионеры,
Разграбив бывший неприступный город,
Слонялись по чужим холодным улицам,
Друг перед другом хвастаясь добычей.

А. Никонов,
Рок-группа «Последние танки в Париже», Выборг.

Между тысячелетиями, небом и морем, между скалами и замком, ступая след в след рыцарям, купцам и монахам по тем же каменных мостовым, открывая те же окна, в которые смотрели сотни лет назад давно истлевшие люди, - перестаешь суетиться. Выборг располагает к размышлениям и анализу. Парк баронов Николаи «Монрепо», созданный на месте языческих капищ, сохранил душу здешней земли, замок – свет рыцарства, камни города – идею свободы.
Залив здесь красив в штиль и страшен, чуть подует зюйд-вест; на его островах высятся древние башни и роскошные виллы в стиле «модерн»; если спуститься под воду с аквалангом, можно найти один из множества погибших в боях или на мелях кораблей – от викинговского драккара до эсминца Второй мировой. После морской прогулки неплохо посидеть в одном из уютных тихих кафе, сооруженных в сторожевой башне, либо бывшем винном погребе XVI века, либо просто в старинном доме и попробовать замечательного выборгского пива (рекомендую «Охотничье», с запахом хвойного дымка и копченого мяса). Вечером можно, если есть склонность к раздумьям о жизни, смерти и любви, посетить театр «Святая крепость», играющий в редкостно соразмерном, каком-то «андерсоновском» здании; любители органа могут услышать его в лютеранском соборе; по соседству расположен рок-клуб «Кочегарка»; для «прогрессивной» молодежи открыты всю ночь несколько иных клубов» поклонники «Битлз» получат полный кайф в кафе «Желтая подводная лодка», где и музыка, и интерьер соответствуют названию…
В замке проходят рыцарские турниры, на которые съезжаются команды клубов поклонников средневековья со всей страны; участники живут в шатрах, готовят пищу на живом огне, носят латы и сражаются на мечах, а в перерывах проводят вполне серьезные семинары по медиевистике. В парке «Монрепо», в усадьбе баронов, устраивают вечера камерной музыки, на которые считают честью быть приглашенными известные исполнители Европы и России. Раз в год там же организуется фестиваль акустического андеграунда – некоммерческой по определению музыки. Особую известность имеет Выборгский кинофестиваль «Окно в Европу», начинающийся театрализованным шествием знаменитых режиссеров и артистов по улицам города, продолжающийся неделю, во время которой во всех кинотеатрах города бесплатно показывают лучшие из новых российских и зарубежных фильмов, и заканчивающийся ярким шоу награждения победителей в замке. Но, конечно, интересен и рок-фестиваль «Ночной вояж», проводимый в разгар белых ночей, и фестиваль ремесел и прикладного искусства «Сампо Балтики», и многие другие события, которые создали Выборгу славу города, где постоянно происходит что-то интересное.
Конечно, и здесь люди так же трудно добывают себе средства к существованию, как и везде в России. Цены здесь такие же, как и в Питере, а работы, понятно, меньше. Конечно, есть здесь и полужуткие-полужалкие типичные обитатели пограничных городов всего мира – контрабандисты, проститутки, и нелегальные иммигранты. Но все же, все же… Все же здесь очень интересно. Как в Европе.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments